ГИРД. РНИИ

.

Сергей Павлович Королев начал свою творческую деятельность в 1924 году, и уже в 17 лет проявил себя как талантливый авиационный конструктор. Он самостоятельно спроектировал и построил планеры «Коктебель» и «Красная звезда» (СК-3)[1], а планер СК-9, отличавшийся особой прочностью, был в дальнейшем использован для постройки ракетоплана РП-318. Полеты на планерах проходили в Коктебеле на легендарной горе Узунсырт, где начинали свой творческий путь многие наши знаменитые авиационные конструкторы.


Разработки Королева выделялись среди других, выполненных будущими авиационными корифеями. Дипломный проект выпускника МВТУ им. Н. Э. Баумана — легкомоторный двухместный самолет СК-4 (консультант А. Н. Туполев) — в № 2 «Вестника воздушного флота» за 1931 год был представлен как «новый советский легкий самолет дальнего действия конструкции т. С. Королева». И все же в историю этот человек вошел не как выдающийся авиаконструктор, каким он, безусловно, мог стать (рис. 2.1.1), а как создатель лучших в мире космических кораблей.
Мечты о межпланетном полете овладели молодым Сергеем Королевым в конце 30-х годов. В Московской планерной школе, которую Королев окончил с отличием в 1927 году, он встречает старого знакомого по полетам на планерах в Коктебеле М. К. Тихонравова и Ю. А. Победоносцева — будущих известных исследователей ракетной техники. Захватывающие дружеские беседы о заатмосферных полетах, знакомство в 1929 году с трудами К. Э. Циолковского и, наконец, личная встреча приводят к крутому повороту в творческой биографии будущего Главного конструктора. Он оценил возможности, отрывавшиеся перед летательными аппаратами с применением ракетных двигателей.
Вскоре состоялась и встреча с Ф. А. Цандером, человеком, увлеченным мечтой о полете на Марс, и осенью 1931 года они, совместно с М. К. Тихонравовым и Ю. А. Победоносцевым, создают Московскую группу изучения реактивного движения — МосГИРД. В 1932 году 25-летний Королев сменяет Цандера на посту руководителя МосГИРДа и, проявив завидную для его возраста целеустремленность, приступает к практическому воплощению в жизнь идей К. Э. Циолковского о межпланетных полетах. Путь к ним лежал через строительство летательных аппаратов с мощными реактивными двигателями, способными вывести человека за пределы атмосферы. И начинается этот путь с робких, но вполне реальных шагов. Первые основные усилия Королева в ракетной технике направлены на объединение планера с ракетой: его ракетный планер РП-1 создается на базе планера Б. И. Черановского (БИЧ-11) и жидкостного ракетного двигателя ОР-2 конструкции Ф. А. Цандера. Затем под руководством Королева коллектив ГИРДа сконструировал и построил к 1933 году ракеты ГИРД-09, ГИРД-Х, ГИРД-07, ГИРД-05. Параллельно Королев занимается авиацией — на конкурсе, объявленном Центральным советом Осовиахима, его проект многоцелевого самолета «Высокий путь» отмечен премией.
Вскоре успех приходит и на ракетном поприще. Так, 17 августа 1933 года на Подмосковном полигоне Нахабино состоялся полет первой советской жидкостной ракеты ГИРД-09 конструкции М. К. Тихонравова с двигателем на гибридном топливе, которая поднялась на высоту 400 м, а несколько позже ее серийный вариант и на 1500 м.
Этот день считается днем рождения советского ракетостроения как принципиально нового вида техники. Успешный запуск первой отечественной жидкостной ракеты ускорил принятие решения о централизации сил в этой области. Секретная записка с обоснованием необходимости организации исследовательского института по ракетной технике с привлечением специалистов ленинградской Газодинамической лаборатории и московской Группы изучения реактивного движения была направлена из аппарата М. Н. Тухачевского в ЦК ВКП(б). После совещания у И. В. Сталина принимается решение об учреждении в Москве Реактивного научно-исследовательского института. 21 сентября 1933 года — день создания РНИИ. Сергей Павлович в свои 26 лет становится заместителем начальника института и руководителем отдела ракетных летательных аппаратов.
В этот период за рубежом также проводятся исследования в области жидкостных реактивных двигателей, и разворачивается пропаганда идеи ракетно-космических полетов. Впрочем, единственными ракетостроителями в Европе, располагавшими к тому времени практическим опытом создания ЖРД значительной тяги, была немецкая группа «Берлинский ракетодром», действовавшая при поддержке частного капитала. Ее деятельность широко освещалась прессой и была известна Циолковскому, Королеву и Тихонравову. Осенью 1933 года руководитель группы Р. Небель был вызван в гестапо, где ему было запрещено упоминать о прежних контактах с управлением вооружений сухопутных сил, а публикации в немецкой печати о работах по ракетной технике оказались под строгим контролем министерства пропаганды. Вскоре и сама группа была распущена, а ее ведущие сотрудники В. фон Браун, К. Ридель, Г. Хютер и др. использовали приобретенный опыт при создании ракеты А-4 (Фау-2) — первой в мире баллистической ракеты дальнего действия на жидком топливе.
Королев, будучи первопроходцем в самолетостроении и в ракетостроении, уже в 1934–1938 годах разрабатывает в РНИИ крылатые ракеты, стремясь объединить возможности самолета и ракеты. Так возникает целая серия управляемых крылатых ракет: жидкостная управляемая ракета с гироскопическим автопилотом класса «земля — земля» — 212, твердотопливная ракета класса «земля — воздух» — 217 и жидкостная ракета с радиокомандной системой наведения класса «воздух — воздух» и «воздух — земля» — 301 и др.
Но все же главной целью молодого конструктора остаются пилотируемые летательные аппараты с ракетным двигателем для полетов человека в верхние слои атмосферы — ракетопланы. Он проектирует ракетопланы РП-218 на базе планера СК-9 с тремя ЖРД ОРМ-65 конструкции В. П. Глушко и РП-318-1 с ЖРД РД-1-150 конструкции Л. C. Душкина. В качестве первого шага он создает экспериментальный ракетоплан и испытывает его на земле и в полете. РП-318-1, на котором в 1940 году совершил полет летчик Федоров, стал первым в стране пилотируемым летательным аппаратом с ракетным двигателем.
Однако уже на этом этапе своей работы Королев не только столкнулся с непониманием, завистью, но и был надолго отстранен от любимого дела. Обстановка в РНИИ осложнялась и закончилась арестом его руководителей. Не миновала эта участь и Сергея Павловича — в 1938 году он был арестован по доносу, необоснованно осужден на 8 лет и сослан. В самом расцвете своих творческих сил, с 31 по 37 год своей жизни он работал на золотых приисках на Колыме, в «шарашках» при НКВД в Омске и Казани, занимался установкой ЖРД на самолетах. Тем не менее, не изменив избранной цели, своей волей и настойчивостью Королев определил собственную судьбу. После досрочного освобождения в 1944 году он предлагает проект реактивного перехватчика на базе самолета Ла-5, а осенью 1945 года с группой специалистов командирован в Германию для изучения трофейной ракетной техники, где проявляет себя зрелым и способным организатором.

Комментарии закрыты.